Категория: Культура казачества
Опубликовано 13 Сентябрь 2013
Печать

Общественный быт

Станица в далекие времена выглядела следующим образом. Каждая станица обносилась рвом и земляным валом, на котором был высажен колючий кустарник. Для въезда и выезда сооружались крепкие ворота, около них была поднятая на жердях дозорная вышка, а внизу – сторожевая изба, где дежурили круглые сутки.

Между станицами на открытых возвышенных местах устраивались посты. На посту была вышка и высокая жердь, обмотанная пенькою и залитая смолой. В случае опасности ночью эту жердь зажигали, днем же тревога возвещалась вывешиванием сигнальных шаров. В станице возвещали тревогу частым колокольным звоном церкви и сигнальными выстрелами. Церковь служила знаменем, вокруг которого собирались казаки, отстаивая свою станицу.

Церковь старались обнести каменным забором, эта ограда иногда играла роль крепости, поэтому устраивалась амбразурами. Во время тревоги под кров церкви собирались старики, женщины и дети, сюда же сносилось ввиду сильной опасности все ценное, приносили сюда и известия о вражеских действиях.

Казак всегда с вниманием прислушивался к звону родной ему церкви и, заслышав частые удары, спешил захватить оружие, и все, кто мог его носить, шли отражать неприятеля.

В случае неудачи, медленно отступая, казаки загромождали улицы тележками, разной домашней рухлядью, и из-за этих баррикад отстреливались от врага. В случае неудачи казаки бросались в церковную ограду и под охраной церкви продолжали упорно отстреливаться в ожидании помощи от своих соседей.

Казачьи общины формировались в условиях жизни пограничной полосы, вдали от централизованного государства и правительства. Казаки были людьми вольными и на протяжении веков сами создавали законы, по которым жили. Все важные вопросы решались на круге (собрание всех взрослых мужчин-казаков) или на сходе. Круг мог быть и станичным для решения вопросов в конкретной станице и общевойскововым для решения вопросов, стоящих перед всем войском. Став частью Российского государства и служа ему, казаки сохранили свое демократическое управление.

 

Как проводится казачий круг:

Станичный круг ведет дежурный есаулец. На эту должность выбирают казака, который хорошо знает обычай и умеет устанавливать тишину и порядок. В руках у есаульца нагайка, которую он в случае необходимости может и применить. Ему подчиняются приставы, выбранные казаками, которые находятся среди казаков круга, они следят за очередностью выступающих и устанавливают тишину, при голосовании ведут подсчет голосов. Количество приставов предлагается дежурным есаульцем и утверждается на круге. Дежурный есаулец начинает круг словами: «Именем Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа». И напоминает казакам об обычаях. Потом есаулец спрашивает приставов, все ли казаки на круге. Приставы отмечают, сколько казаков на круге. Если имеется кворум (не менее 2/3 списочного состава), есаулец объявляет: «Господа старики, покорнейше прошу занять почетные места».

Старики занимают свои места, их скамья обычно находится слева от атамана и напротив аналоя. Затем, следом за стариками, занимает свое место священник.

Совет стариков независим и обладает правом «вето», полным или частичным на решение круга.

Священник вправе остановить круг, напомнить атаману или выступающим о нормах христианской морали. Если священник встал – все обязаны замолчать!

Если же священник вышел из круга, то все решения, принятые в его отсутствие, как и в отсутствие совета стариков, считаются недействительными. Но правом голоса на круге священник не наделяется и не голосует. Выступить с просьбой или обращением к кругу священник может через атамана или совет стариков, которые предоставляют ему слово в общем порядке и наравне со всеми.

Последние по приглашению есаульца занимают свои места члены атаманского правления.

Затем входит атаман. Приветствуя его, казаки встают, но головных уборов не снимают. Остается сидеть только священник, с которым атаман здоровается первым и может подойти под благословение. Затем атаман приветствует поклоном совет стариков и казаков круга, после чего все рассаживаются по своим местам. Есаулец докладывает атаману о количестве присутствующих на круге и, и принимается решение – правомочен круг или нет. Атаман спрашивает: «Так ли, господа старики. Так ли, честное казачество?» И если ответ утвердительный, вносят знамя.

Затем казаки снимают шапки, и священник читает молитву. После молитвы круг начинает свою работу.

Есаулец следит за порядком выступлений, писарь ведет запись. Каждый выступающий на круге, выходя на середину, снимает шапку, отвешивает поклон аналою и сидящему рядом священнику, старикам, атаману и всему собранию. Шапку надевает, только закончив выступление, если шапка не надета, значит, выступающий не все сказал. Есаулец может прервать выступление в некоторых случаях (если выступающий говорит не по делу или нарушает регламент) словами «Кройсь» и проводить из круга. Те, кто вносит сумятицу и раздор в порядок круга, могут быть наказаны.

При принятии решений, перед голосованием, чтобы уточнить, за что будут голосовать, атаман спрашивает казаков: «Так ли, господа старики? Так ли, честное казачество?»

После голосования уточняет: «Так ли запишем?» В случае утвердительного ответа, решение имеет силу закона и беспрекословно выполняется. До следующего круга это решение не только не может быть отменено, но и не обсуждается на сходах или каких-либо других собраниях.

Когда круг заканчивает свою работу, писарь, ведущий протокол, его зачитывает по приказу атамана. Есаулец спрашивает: «Так ли, господа старики? Так ли, честная станица?»

Заканчивается круг молитвой.

 

Сход.

На сход, в отличие от круга, приглашаются все жители станицы, в том числе иногородние и женщины. На сходе не решались основные вопросы и проблемы, влияющие на жизнь общины, голосования не проводилось. Сходы были различные: очередные, на которых зачитывались приказы или предложения атамана; чрезвычайные – собирались при событиях неожиданных; особые сходы – это были собрания, на которых разбирались тяжбы (не входящие в компетенцию мирового судьи или такие, что при государственном разбирательстве могли быть неправильно поняты и бросить тень на казачество).

Выборы и приведение к присяге атамана.

Атамана выбирают голосованием. Собирается круг, на котором казаки предлагают кандидатов. Все, кого называют, сняв шапку, садятся на скамью рядом со священником. Голосуют, выходит на середину круга и кланяется кресту, священнику, старикам и станице.

Есаулец спрашивает: «Господа честные казаки, люб ли вам атаман такой-то?»

В старину голосовали поднятыми обнаженными клинками (казак, не обладающий всей полнотой прав, шашки не имел). Тот, кто наберет большее количество голосов, даже если это преимущество в один голос, считается избранным. И будущего атамана ведут к присяге. По казачьей традиции считается, что атаман в момент принятия присяги приобретает особую силу. Будущего атамана ведут, держа за руки, два пристава, причем, по традиции, нельзя касаться голою рукою голой руки или щеки атамана, так как считалось, что так он поможет потерять свою силу. Поэтому один пристав держит атамана за левый рукав выше локтя, левая рука атамана лежит на укрытом обшлагом запястье левой руки пристава, фигура, таким образом, напоминает крест.

Приставы снимают с атамана мундир, расстегивают или разрывают рубаху так, чтобы был виден нательный крест, который есаулец может показать казакам с объявлением: «Православный!».

Казаки отвечают криком «Любо» и встают. Затем устанавливается тишина, и атаман, стоя лицом к станице, произносит:

На христовом Животворящем Кресте,

На Священном писании присягаю:

Служить верно, не щадя головы

И живота своего. Беречь казачью честь.

Приумножать достояние станицы. Беречь казаков!

Я - ваш отец. Вы – мои дети!

После чего отвешивает поклон станице, затем, ведомый приставами, подходит к старикам, кланяется в пояс. Старики и станичники кланяются в ответ на поклоны атамана. Затем приставы подводят атамана к священнику, атаман целует Крест и лежащее на аналое Евангелие.

Затем атаман, ведомый приставами, выходит на середину круга. На него одевают атаманский кафтан, перепоясывают чрез правое плечо саблей, полотенцем через левое плечо (это символы его военной и хозяйственной деятельности, перекрещенные перевязи означают защиту правления атамана Христом).

Далее атаману вручается пернач (символ военной власти атамана), вручает его окружной, войсковой или просто старший по возрасту атаман. Принимая пернач, нужно трижды поцеловаться с вручившим его. Старики подносят атаману насеку (посох, на котором насекались имена всех владевших им атаманов и который является символом гражданской власти атамана). Атаман берет правую руку булаву (пернач), в левую – насеку, а есаулец надевает на голову атамана шапку и командует: «Перед атаманом шапки долой!»

Все кроме атамана, стоящего рангом выше, снимают шапки. Этот момент считается присягой круга на полное и беспрекословное подчинение.

После этого, по Закону, все присутствующие на круге должны подойти к Крестному целованию Евангелия.

 

Порядок перевыборов атамана.

По окончании атаманского срока или по предложению реестрового состава круга объявляются перевыборы. Круг начинается обычным порядком, с той только разницей, что атаман, выступая с отчетным докладом, должен быть без головного убора, тогда как в обычное время он «шапки не ломит». Исключение может быть, когда атаман выступает перед внеочередным экстренным кругом или сходом с просьбой. Например, собрать деньги погорельцу – атаманская шапка тогда идет по круг, или в момент объявления войн или похода. Без шапок сидит и все атаманское правление, которое делит успехи и неудачи атамана наравне с ним. После доклада атаман садится на табуретку, дежурный есаулец завязывает ему голову башлыком и стягивает руки за спиной полотенцем.

Перед этим атаман торжественно сдает все атрибуты атаманской власти и сидит с завязанными глазами в белой нательной рубахе так, чтобы виден был нательный крест, и обвинители не забывали, что перед ними их брат – христианин. Поверх креста, на более коротком гайтане, сохраняется принадлежащая атаману лично атаманская медаль.

Выступающие вычитывают вины и заслуги атамана, памятуя, что всякое ложное обвинение или признанное кругом недоказанным будет обращено против него. Например, обвинение в предательстве, которое каралось изгнанием или смертной казнью, если влекло за собой человеческие жертвы, в случае недоказанности будет обращено и применено в полной мере к обвинителю.

Обвинение и спор об атамане могут длиться не более 3-х часов. Против обвинений может выступить любой казак, но не сам атаман, который должен молчать н протяжении всего разбирательства. Если срок атаманства прерван досрочно, и атаман признан виновным, есаулец снимает с него атаманскую медаль. Если большинство казаков требует переизбрания атаман на новый срок и серьезных обвинений против него не выдвинуто, то есаулец развязывает ему руки, снимает башлык и троекратно целует атамана. Точно также троекратно целует его и при возвращении знаков власти.

По окончании троекратного срока правления, когда атаман по Уставу не может быть переизбран, старики священник и казаки благодарят атамана, дарят ему памятные подарки и говорят только похвалу. «Вычитывания вины» не происходит, а просчеты атамана могут быть упомянуты только в наказе вновь избранному.

Атаман, имеющий право на переизбрание наравне со всеми казаками, после «вычитывания вины «облачается в обычный мундир, кроется обычной казачьей шапкой и усаживается в ряды казаков, с ним же следует и все правление.

Далее идет выдвижение кандидатов, в числе которых может быть и только что окончивший свой срок правления атаман.

В случае избрания на второй и третий срок, атаман присяги не произносит, но целует крест и Евангелие, освященное в церкви знамя.

 

Суд и наказание за проступки

На протяжении веков у казаков выработались свои обычаи и законы, в которых было много народной мудрости. Долгое время у казаков не было тюрем. За проступки секли. Такая мера наказания не способствовала развитию преступности, так как виновный при отбывании наказания не попадал в общество преступников.

Судили за поступок «по обычаю», аналогичные случаи всегда можно было найти в книге писаря. Присуждалось определенное количество плетей, затем старики, беря во внимание прежние заслуги казака, наказание сбавляли.

Почитая старших, от них вправе были требовать мудрости и хорошего примера, поэтому количество присуждаемых плетей прямо зависело от возраста провинившегося: чем старше он был, тем больше присуждалось. Казак не терял никаких прав после того, как его высекли, и никто не вправе был упрекнуть его в содеянном, а если кто-то упрекнет, то на круге мог быть поставлен вопрос об оскорблении.

Женщины и дети, а иногда и иногородние, при телесных наказаниях не присутствовали. Приводили приговор в исполнение казаки по жребию. После судебного схода все его участники держали трехдневный пост и усердно молились, затем после бани шли в церковь к исповеди, каясь в нарушении заповеди «не судите, да не судимы будете…»

До вынесения приговора ответчик мог заявить, что старшие к нему несправедливы, и он просит судить его «по совести». Тогда, по жребию, избирался суд из числа всех казаков по системе – один из 10-ти.

Самым страшным для преступника было признание того, что суд видит преступление таким тяжким, что не может найти виновному наказания.

В этом случае один из старейшин подходил к провинившемуся и плевал ему под ноги. Это означало, что он оскверняет землю, по которой ходит, и ремень преступника надевал ему на шею. Приставы тут же отпускали руки осужденного, а есаулец провозглашал: «Ты нашу честь замарал, казнить мы тебя брезгуем, поди от нас… как ты предатель и осквернитель казачества».

С этого момента преступник становился персоной нон грата, и далее, даже при его убийстве расследование казаками не проводилось, и он должен был немедленно покинуть станицу.

 

Отношение к сиротам

О вдовах, сиротах и стариках, которые остались без кормильца, у казаков заботились всей общиной. В старину для них отдавали часть добычи, привозимой из похода. В более поздние времена не только сеяли специальный пай, но и наделяли их особыми правами.

Сирот у казаков называли «атаманскими детьми». Атаман всегда знал, сколько в его общине сирот. Старики следили, чтобы их не обижали, а крестные детей – за их воспитанием и здоровьем. Особо одаренных отправляли учиться за казенный счет.

Интересен обычай наделения правами главы семьи старшего, несовершеннолетнего сына – «взятие под шинель».

В случае потери кормильца вдова через совет стариков или атамана может обратиться к кругу, с просьбой объявить ее старшего сына главою семьи. Мальчику должно быть не меньше десяти лет.

Если руг просьбу удовлетворяет, казачонок встает на стул, на его плечи набрасывается шинель или бурка: полы ее накрывают мать, младших братьев и сестёр. Атаман, касаясь перначом плеча казачонка, объявляет: «Я, атаман, объявляю тебя главою семьи, с этой минуты семья на руках твоих, и домашние обязаны слушаться твоего совета». После этого казаки высказывают свои пожелания семье, ее главе и крестным детей этой семьи. Объявленному главой семьи подносят подарки. Обычно атаман дарит шапку, старики – сапоги, а священник – Евангелие.

В отличие от казачьего сироты, получающего полпая лава семьи получает теперь полный пай и полную часть при любом разделе. Ему не могут отказать при приеме в артельную работу и обязаны платить полную плату. 

Контакты

 г. Новосибирск, ул. 1905 года, 85/2 (вход со двора).

 Телефон: (383) 373-25-31.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.