Категория: Памятные даты
Опубликовано 03 Март 2013
Печать

В Москве после ее освобождения («По взятии же царствующаго града Москвы многих литовских людей посекоша, а болших панов по темницам засадиша и по городом на украины развозиша, но мысляще им с Литвой мирного времени») и во время работы Земского собора (1612 – 1613 гг.) казаков было значительно больше, чем дворян, что, сыграло важную роль при избрании царя. Как пишет автор повести о земском соборе: «Донских же и польских казаков въехаше в Москву тогда сорок тысящ, …». Ученые историки считают эту цифру завышенной и определяют численность казаков от 6 до 11 тысяч, а дворян 4 тысячи человек. Новгородский посол Б. Дубровский, выехавший из Москвы в Новгород в середине декабря 1612 г., говорил, что число казаков в Москве было не менее 11 тыс., а дворян – не более 4 тысяч. Донские казаки – казаки с Дона и его притоков, пришедшие на государеву службу и за это получавшие жалование, польские казаки – казаки «по прибору», находились на службе в польских городах Орел, Данков, Ливны, Воронеж, Елец, Белгород и др. т.е. в городах стоящих в поле. В городах современного Черноземья. Все они - служилые казаки, являлись родом средневекового войска в Московском государстве.

Об участии служилых людей, а именно казаков в смутное время, живших на нашей территории, пишут историки - краеведы В.П. Горлов и А.В. Новосельцев в книге «Елец веками строился». С началом войны с самозванцем из гарнизонов южных городов были отозваны многие стрельцы и казаки для усиления армии Мстиславского. Из Ельца к Мстиславскому прибыли 400 конных казаков с пищалями и 100 пеших стрельцов, из Ливен — 200 конных казаков с пищалями, из Воронежа — 100 стрельцов. Подготовка к созыву земского избирательного собора началась в ноябре 1612 года. Рассылке грамот по городам, извещавших о соборе, предшествовали, по мнению Л. В. Черепнина, совещания, проведенные Д. Т. Трубецким и Д. М. Пожарским с представителями сословий. Из каждого уезда в Москву приглашалось по 10 «лутчих, и разумных, и постоятельных людей». Позднее число выборных было увеличено — с Двины, например, до 30 человек. В декабре 1612 г. делегаты уже начали съезжаться на собор. К этому времени относятся и первые сведения о кандидатах на русский престол. И. Философов сообщил полякам, что бояре хотели бы просить на царство Владислава, но «о том говорить не смеют, боясь казаков», в то время как казаки прочат на царство или сына митрополита Филарета, или сына Лжедмитрия II, но, во всяком случае, кого-либо из «русских бояр». По словам Б. Дубровского, бояре поддерживали кандидатуру шведского герцога Карла Филиппа и надеялись получить помощь со стороны Швеции в войне с Польшей.

Земский собор, на котором присутствовало несколько сот человек, открылся 7 января 1613 года. Помимо кандидатуры шведского герцога на нем обсуждались и многие другие кандидаты из среды русской аристократии (среди них источники называют руководителей ополчений Д. Т. Трубецкого и Д. М. Пожарского, И. И. Шуйского, находившегося в то время в польском плену, князя И. В. Голицына, князя Д. М. Черкасского, князя П. И. Пронского, М. Ф. Романова и видных деятелей московского боярства, сотрудничавших с интервентами), выдвинутые как различными боярскими и дворянскими группировками, так и казачеством. 7 февраля на Земском соборе произошло резкое столкновение между «боярами» и казаками. В самый разгар борьбы партий какой-то дворянин из Галича подал письменное мнение, что ближе всех по родству к прежним царям стоит М. Ф. Романов, а потому его и надобно выбрать в цари. Против Михаила были многие члены собора, хотя он давно считался кандидатом и на него указывал еще патриарх Гермоген. Подошел донской атаман. Тоже протянул письменное мнение о природном царе Михаиле Федоровиче. Этот атаман будто бы и решил дело: «прочетше писание атаманское и быть у всех согласен и единомыслен совет».

Кандидатура Михаила была принята 7 февраля, а его окончательное избрание отложили на две недели, до 21 февраля. Формальных причин было три: необходимость дождаться приезда в Москву из Ярославля Ф. И. Мстиславского и других бояр; отсутствие на соборе делегаций ряда городов, в том числе казанской во главе с первым по рангу иерархом русской церкви митрополитом Ефремом, и желание членов собора лучше узнать настроения в провинции, куда «тайно» были посланы гонцы, — во всяком случае так объясняют отсрочку официальные документы. Казаки собрали общевойсковой Круг, на котором решили отправить более 500 казаков к крутицкому митрополиту Ионе, исполнявшему в это время обязанности местоблюстителя — хранителя Патриархии. Выломав ворота, казаки ворвались на митрополичье подворье и «з грубными словесы» потребовали ускорить избрание царя: «Дай нам, митрополит, царя, государя на Россию, кому нам поклонитися и служити и у ково жалованья просити, до чево нам гладною смертию измирати!» Не исключено, однако, что выступление имело место еще до соборного заседания 7 февраля, на котором было решено провести окончательные выборы через две недели. На то, что такое решение могло быть принято под давлением казаков, справедливо указывал Г. А. Замятин. Авраамий Палицын рассказывает, что сторонники кандидатуры Михаила Романова (дворяне, дети боярские, гости, атаманы, казаки) приходили к нему (очевидно, как к члену собора) на подворье Троице-Сергиевого монастыря и просили его передать «державствующим тогда бояром и воеводам» их письменное мнение «об избрании царском».

21 февраля на последнем заседании избирательного Собора был избран на царство Михаил Федорович Романов. Как пишет автор повести о Земском Соборе: «Казаки же слушая словес их, изочтоша же всех. Казаки же утвержая боляр: "Толико ли ис тех вельмож по вашему умышлению изобран будет?" Боляра же глаголеша: "Да ис тех изберем и жеребьяем, да кому бог подаст". Атамань же казачей глагола на соборе: "Князи и боляра и все московские вельможи, но не по божии воли, но по самовластию и по своей воли вы избираете самодержавнаго. Но по божии воли и по благословению благовернаго и благочестиваго, и христолюбиваго царя государя и великого князя Феодора Ивановича всея Русии при блаженной его памяти, кому он, государь, благословил посох свой царской и державствовать на Росии князю Феодору Никитичю Романова. И тот ныне в Литве полонен, и от благодобраго корене и отрасль добрая и честь, сын его князь Михайло Федорович. Да подобает по божии воли на царствующим граде Москве и всея Русии да будет царь государь и великий князь Михайло Федоровичь и всея Русии". И многолетствовали ему, государю». Попытка бояр еще раз отложить, выборы не удалась: «казаки, и чернь не отходили от Кремля, пока дума и земские чины в тот же день не присягнули» Михаилу Романову. Что касается дважды повторенного в Повести известия об отказе казаков уйти из Москвы до избрания царя, то его точность доказывает найденная недавно грамота Земского собора казанскому дьяку Н. М. Шульгину: "А без государя ратные люди, дворяня и дети боярские, и атаманы и казаки, и всякие ратные люди, на черкас и на Ивашка Заруцкого итти не хотели.

В избрании Михаила сыграла роль совокупность обстоятельств, среди которых следует отметить и благоприятствующее ему настроение казаков и «черни». В расспросных речах стольника И. И. Чепчугова, дворян Н. Е. Пушкина и Ф. Дурова 17 июня 1614 г. имеется такой эпизод, относящийся к избирательной кампании 1613 г.: «собрались земские чины» и стали обсуждать, «выбрать ли государя из своего народа или из иностранных государей»; тогда казаки и чернь (сторонники Михаила) «с большим шумом ворвались в Кремль к боярам и думцам», обвиняя их, что они «не выбирают в государи никого из здешних господ, чтобы самим править и одним пользоваться доходами страны...». С показаниями Чепчугова, Дурова и Пушкина совпадает свидетельство «Повести о Земском соборе 1613 г.»: бояре будто бы предложили выбрать царя из числа восьми «вельмож боярских», но пришедшие на собор казачьи атаманы обвинили их в самовластии и выдвинули кандидатуру М. Ф. Романова, ссылаясь на то, что именно его отцу «благословил посох свой» царь Федор. Возражений И. Н. Романова («Тот князь, Михайло Федорович, еще млад и не в полнем разуме») казаки не приняли («Но ты, Иван Никитич, стар, вполне разуме, а ему, государю, ты по плоти дядюшка прироженный и ты ему крепкий потпор будеши»). И в тот, же день заставили перепуганных бояр присягнуть Михаилу Федоровичу. Только после этого на Лобном месте присягнуло новому царю казачье войско. (Казаки «Войска Донского» присягнули царю 24 августа 1671 г. Из этого следует, что присягу в 1613 году давали казаки входившие в служилое сословие Московского государства). В «листе» новгородских людей шведскому королевичу Карлу-Филиппу сообщалось: «мы можем признать, что в Московском государстве воры одолели добрых людей; мы также узнали, что... казаки без согласия бояр, воевод, дворян и лучших людей всех чинов, своим воровством поставили государем Московского государства Михаила Романова»).

О решающем влиянии казаков на приговор Земского собора помимо приведенных выше сохранились и другие свидетельства. 13 апреля 1613 г. шведские лазутчики сообщали из Москвы, что казаки избрали М. Ф. Романова против воли бояр, принудив Трубецкого и Пожарского дать согласие на эту кандидатуру после осады их дворов. Жак Маржерет в 1613 г. в письме английскому королю Якову I, призывая его к интервенции, писал, что казаки выбрали «этого ребенка», чтобы манипулировать им, и что большая часть русского общества с радостью встретит английскую армию, поскольку живет в постоянном страхе перед казаками. Холоп новгородского дворянина Ф. Бобарыкина, бежавший в Новгород из Москвы в июне 1613 г., утверждал, что царя выбрали «московские простые люди и казаки» без общего согласия. Наконец, так называемый Хронограф Оболенского второй половины XVII в. упоминает, что за избрание Михаила Романова высказался на соборе «славного Дону атаман». Кто был этот атаман? Возможно это был атаман Ф. Максимов, который получил право на четвертное жалование за день до избрания Михаила Федоровича – 20 февраля 1613 года. Если верить Ключевскому в самый напряженный момент атаман донских казаков Феофилакт Межаков во время заседания Собора положил на стол записку с именем Михаила Романова и накрыл ее сверху обнаженной саблей… Об этом же писал Б.А. Алмазов.

21 февраля под нажимом казаков окончательный выбор царя прошел гораздо быстрее. В тот же день Михаил Федорович был утвержден в этом звании представителями всех земель русских. Большая делегация от Земского Собора отправилась в Ипатьевский монастырь под Кострому, где находился в это время Михаил с матушкой. 13 марта 1613 года послы во главе с архиепископом рязанским Феодоритом, келарем Троицко-Сергиева монастыря Авраамием Палицыным и боярином Федором Ивановичем Шереметьевым прибыли в Кострому; 14 марта они были приняты в Ипатьевском монастыре Михаилом Романовым и инокиней Марфой и сообщили об избрании Михаила Федоровича на Московский престол. 2 мая 1613 года царь Михаил Федорович въехал в Москву. 11 июля 1613 года состоялось Венчание на царство. Митрополит Ефрем в царских «вратах» Успенского собора миропомазал нововенчанного царя Михаила Федоровича. Ельчане с самого начала правления, верно, служили Михаилу Федоровичу. Князь воевода Иван Никитович Одоевский при разгроме войск Заруцкого боялся, что его (Заруцкого) поддержат казаки Дона. За помощью он обратился в Елец. 17 июля 1613 года ельчане отправились на переговоры к донским казакам. Ведение переговоров было возложено на детей боярских Ф. Тюнина и Р. Морева, а также группу служилых Елецких казаков во главе с атаманом И. Венюковым. Донские казаки и жители Елецкого уезда (казаки) имели давние связи, обусловленные торговлей и родственными связями. Переговоры закончились тем, что казаки дона обещали соблюдать нейтралитет. Заруцкий был разбит. (16) В Елецкой Беломестной слободе жили донские казаки, которые в 1592 году прибыли на службу Московскому государству с атаманами Михаилом Ташлыковым и Романом Дробышевым.

Причины популярности Михаила Романова в казачьей среде:

- он был сыном «тушинского» патриарха Филарета (к тому же пострадавшего в свое время от заклятого врага казаков — царя Бориса Годунова), а именно в лагере Лжедмитрия формировалось казачье войско, пришедшее в 1611 г. под Москву;

- он был внуком Никиты Романовича Захарьина, который в феврале 1574 г., был назначен, вместо умершего князя Мих. Ив. Воротынского, начальником над сторожевою и станичною службою (наказным атаманом всей казачьей службы польных городов). Деятельность Никиты Романовича по обороне южной окраины Московского государства, о его заботливость и справедливость по отношению к служилым людям, находившимся под его начальством, сыскали уважение к нему со стороны служилых людей, в том числе и польных казаков.

- существовала легенда о том, кому бездетный царь Фёдор передал свой трон. Так, очевидец московской жизни конца XVI в. швед Пётр Петрей писал, что когда у больного царя Фёдора Ивановича спрашивали, кому он намерен завещать власть, тот отвечал, что «передаст свой скипетр перед смертью». И действительно, повествует далее Петрей, приняв незадолго до кончины монашеский сан, государь «передал свой скипетр Федору Романовичу (Филарету)» (18);

- родственная связь М. Ф. Романова со старой династией Рюриковичей. (Михаил происходил от царского благородного племени, «понеже он хвалам достойного великого государя Ивана Васильевича законныя супруги царицы Анастасии Романовны родного племянника Федора Никитича - сын».

О роли казачества в выборе на царство Михаила Романова, хочется сказать устами историков. Костомаров: «Казаки, составившие главную военную силу, кричали, что не допустят иного царя, кроме Михаила Федоровича». Скрынников: «Выступление казаков и вооруженного народа подтолкнуло выборы, положив конец расколу собора и распрям, которым не видно было конца… Литовский канцлер Лев Сапега бросил в лицо пленному Филарету (будущему патриарху) такую фразу: «Посадили сына твоего на Московское государство одни казаки – донцы». Валишевский: «…установившееся предание упорно настаивает на том, что товарищи Трубецкого имели очень важное, даже преобладающее влияние на соборе; поляки называли Михаила их избранником, и даже в 1614 году шведский генерал Горн писал новгородцам, что и тогда казаки распоряжались в Москве как хозяева».

 

http://kraeved48.ru/node/151

Контакты

 г. Новосибирск, ул. 1905 года, 85/2 (вход со двора).

 Телефон: (383) 373-25-31.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.