Категория: Памятные даты
Опубликовано 01 Июнь 2013
Печать

 Первого июня 1945 года рядом с австрийским городом Лиенц состоялась насильственная выдача почти всего казачьего стана, в том числе детей, женщин, стариков.

Историки и современники назвали эти события "казачьей голгофой". Выдача в Лиенце стала символом расправы над казаками в Австрии и других местах в 1945-1947 гг. Общее число жертв превысило 110 тысяч человек.

ПРЕДПОСЫЛКИ 

Многие века казаки селились на окраинах Российских Империи, оберегая ее границы от набегов враждебных народов и племен. К началу 20 века опасность набегов уменьшилась, но значение казаков сохранилось: они оставались надежной опорой государства в поддержании порядка на пограничных рубежах.

Октябрьская революция и гражданская война разделила казаков на белых и красных. После утверждения Советской власти на большей части бывшей Российской империи большевистское руководство осознавало опасность, исходившую от казачества как единственной силы, способной к самоорганизации. Несмотря на то, что большая часть казаков принимала активной участие в установлении Советской власти, было принято решение о «расказачивании» и уничтожении казаков как класса.

 

Директива председателя ВЦИК и руководителя Оргбюро ЦК РКП(б) Якова Свердлова от 24 января 1919 года: "Последние события на различных фронтах и в казачьих районах, наши продвижения вглубь казачьих войск заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления.

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребляя их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так  и ко всем сельскохозяйственным продуктам.

3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселения, где это возможно.

4. Уравнять пришлых иногородних с казаками в земельном и во всех других отношениях.

5. Провести полное разоружение, расстреливать каждого, у которого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

6.  Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.

7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.

8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.

9. Центральный комитет постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли. ЦК РКП (б)".

 

"Освобождая" казачьи земли для переселенцев, в станицах расстреливали в сутки по 30 - 60 человек. Только за шесть дней в станицах Казанской и Шумилинской расстреляно свыше 400 человек. В Вешенской - 600. Так начиналось "расказачивание". 

"... Расстреливались безграмотные старики и старухи, которые едва волочили ноги, урядники, не говоря уже об офицерах. В день расстреливали по 60 - 80 человек. Во главе продотдела стоял некто Голдин, его взгляд на казаков был такой: надо всех казаков вырезать! И заселить Донскую область пришлым элементом..." (Свидетельство коммуниста М. Нестерова)

"В конце ноября 1932 года восстали жители станицы Тихорецкой на Кубани, почти две недели мужественно отражавшие атаки вооруженных до зубов чекистских карателей, "пустивших в ход артиллерию, танки и даже газы". Несмотря на недостаток оружия, численное превосходство неприятеля, на большое число раненых и убитых, на недостачу продовольствия и военных припасов, восставшие держались, в общем, двенадцать дней и только на тринадцатый день бой по всей линии прекратился. Расправа началась в первый же день, после отступления от Тихорецкой повстанцев. Расстреляны были все без исключения пленные, захваченные в боях. Началась расправа над мирным населением. Расстреливали днем и ночью всех, против кого были малейшие подозрения в симпатии к восставшим. Не было пощады НИКОМУ, ни детям, ни старикам, ни женщинам, ни даже больным" (Кавказский Казак (Белград). 12/1932, с.6).

Таким образом, казачество было истреблено, расселено по стране, загнано "в подполье". Казаки были вынуждены скрывать свое происхождение и национальные корни, постоянно живя в страхе перед Советской властью.

 

 

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

 

В июне 1942 года, одержав победу под Харьковом, немцы заняли территорию Донской и Кубанской областей и тем самым дали возможность уцелевшим кое-где казакам и их семьям вернуться в родные края. Казаки на свой страх и риск объединялись и следовали за немецкими войсками.

Генерал Фон Паннвиц предложил Командованию Восточными вооруженными силами, создать казачью дивизию. ОКВ (Обер Команда Вермахта, т.е. Главное Командование германскими армиями) отнеслось к этому предложению скептически, однако дало разрешение.

Первая казачья дивизия вскоре была готова к отправке на фронт. ОКВ уже приготовило походный приказ о направлении дивизии против СССР. Генерал Фон Паннвиц, узнав о планах ОКВ, сейчас же послал протест генералу Кестрингу, уполномоченному Добровольческими соединениями на Востоке, так как любил и понимал казаков всей душой. Генерал Паннвиц рассудил, что казаки должны будут стрелять в своих собственных собратьев и, кроме того, каждый попавший в плен, будет вместе с семьей и родственниками казнен или лишен человеческого образа жизни. И эта возможность должна быть исключена. Протест был принят во внимание и I-ая Казачья дивизия, была отправлена в Югославию против партизан Тито.

Позже казаки были направлены в Италию, куда они вошли, не встречая никакого сопротивления. Через некоторое время последовал приказ следовать в Лиенц, где и произошли трагические события, развернувшиеся уже после окончания Второй Мировой войны.

 

 

ТРАГЕДИЯ

 

Весной 1945 года, по окончании Второй мировой войны, на территории Германии, Австрии, Франции, Италии и некоторых других государств Западной Европы, по данным Главного Управления казачьих войск находилось до 110 тыс. казаков.

 

Среди них были эмигранты, покинувшие Россию после окончания гражданской войны,и те, кто, испытав жестокие репрессии в 1920-1930-е гг. вместе с семьями покинули родные места, следуя за отступающей армией Вермахта. По мере продвижения Красной Армии казаки стремились все дальше на запад, надеясь, что правительства США и Великобритании примут их как политических беженцев.

 

На юге Австрии, близ города Лиенца был организован Казачий стан, который протянулся по берегу р. Дравы на 25 километров от Лиенца до г. Обердраубурга. В самом Лиенце располагался штаб походного атамана генерала Т.И. Доманова и генерала П.Н. Краснова. Мужчины были разбросаны по своим частям, живя в палатках вдоль долины реки Дравы, а женщины и дети помещались в бараках около Лиенца. Общее число людей превышало 20 тысяч человек. По данным английского командования в Казачьей Дивизии насчитывалось:

мужчин – 15.000,

женщин – 4.000,

детей – 2.500,

лошадей – 5.000,

верблюдов – 12.        (1)

По другим сведениям общее число людей было около 30 тысяч человек, включая женщин и детей.

До 45 тыс. казаков состояли в частях 15-го казачьего кавалерийского корпуса генерала Гельмута фон Паннвица и находились севернее г. Клагенфурт (2).

 

Судьба русских эмигрантов и казаков была решена еще на Ялтинской конференции 1945 года. Здесь были приняты секретные документы о выдаче советскому правительству всех воинских соединений и гражданских лиц, принимавших участие в войне на стороне Германии. Ялтинское соглашение не предусматривало насильственной выдачи, однако в результате произвольного толкования Английское командование, в страхе перед Сталиным и, желая ему угодить, трактовало данное соглашение, как обязательное для исполнения, независимо от воли людей, подлежащих высылке (что противоречило Женевским Конвенциям, международным нормам, мирным договорам).

 

План насильственной выдачи казачьего стана и всех русских военных частей, собранных у Лиенца был жесток, четко спланирован с учетом психологии офицеров старой русской армии – дисциплинированности, чувства товарищества, веры в союзнический долг. Исполнителями насильственной выдачи стали британские части 8-й Английской армии генерала Александера, 8-й Аргильский и Сутерландский батальоны.

 

 

В мае 1945 года казаки и их семьи составляли большую проблему для английского командования из-за большой численности и высокого уровня военной самоорганизации. Согласно распоряжениям английского командования,  рядовые казаки были разоружены, оружие осталось только у офицеров. Чтобы поддерживать дисциплину и успокоить людей английские информаторы распространяли слухи о поддержке казаков правительством Англии, о возможной дальнейшей службе, о защите от Советского Союза. Английские военнослужащие и казаки мирно общались вместе за ужином у костров, и в целом настроение создавалось миролюбивое. За чашкой чая английские офицеры "делились информацией" о том, что ожидает казаков:

- Ситуация немного переменилась и всех вас отвезут в один, специальный офицерский лагерь на севере Италии, где вы сможете решить свою судьбу: либо переселиться в одну из заокеанских стран, либо вступить в ряды наших оккупационных войск, либо вернуться на вашу родину в СССР. (3)

 

28 мая 1945 года около 13 часов все офицеры, находившиеся в Стане Походного атамана Доманова, во главе с генералом Красновым П.Н. и самим Домановым, были посажены в автомобили, покрытые брезентом, под предлогом поездки на "конференцию" в г.Шпиталь, где предполагалась встреча с верховным командованием англичан. Офицерам было предписано сдать личное оружие. По выезде из Лиенца, приблизительно в 5 км от места, ведущего в Обердраубург, автомобили были встречены мотоциклетами с пулеметами, а также танкетками и английскими жандармами. В каждую машину село по два солдата с автоматами. Под усиленной охраной в сопровождении мотоциклов и танков офицеры были привезены в г. Шпиталь, где их высадили из машин и объявили, что они будут выданы советскому командованию. Затем, после ночевки в лагере для военнопленных, офицеров перевезли в г. Юденбург, где передали советскому командованию. Более 2200 офицеров были переданы и впоследствии уничтожены путем расстрелов, через повешение или в застенках советских лагерей по всей стране, убиваемые непосильным трудом и ужасными условиями содержания.

 

Казаки, оставшиеся без командования, поняли, что англичане их предали, некоторые смогли бежать и укрыться в лесах. Но большинство казаков, оставшихся в лагерях, оказались в полной власти предателей.

1 июня 1945 года всё духовенство, находившееся с казаками, организовали крёстный поход в лагерь Пеггец для совершения общего богослужения и воздаяния молитв Святой Богородице о защите казаков.

Во время причащения толпа народа была охвачена кольцом танков, танкеток и грузовых машин. Из машин вышли солдаты, вооруженными дубинами и штыками. Юнкера и молодые казаки взяли всю толпу живым кольцом, сцепившись своими руками и, таким образом, не давая нападающим разбивать толпу на мелкие группы. Раздались залпы винтовок, били дубинками, кололи штыками. Поднялся неистовый крик, началась суматоха. Было много убитых, раненых, задавленных. Но это не испугало казаков, которые защищали свои семьи голыми руками. По свидетельствам солдат английской армии: "Приказ о загрузке казаков в машины насильно было очень трудно выполнить, так как казаки дрались неистово. Для того чтобы погрузить одного казака в машину, требовалось 4 - 6 человек. Меньшим числом справиться не могли".

Люди пели молитвенные обращения, держа в руках хоругви и иконы. Таким образом, вся толпа вышла на поляну. Когда танки, окружившие толпу на поляне, быстро мчались на нее, то вся толпа, как один человек падала на колени, покорно ожидая смерти здесь на поляне, предпочитая её жестоким мучениям в застенках НКВД. Но танки, дойдя до толпы, круто поворачивали обратно.

 

картина Королькова Лиенц, место с картины Королькова

Во время этой неравной борьбы некоторые не выдерживали и бросались в реку, что означало неминуемую смерть. Есть свидетельства, что матери, доведенные до отчаяния, схватив маленьких детей, бросались с ними в воду, вознося последние молитвы Господу Богу. Бурная река стала красной от крови погибающих людей.

Духовенство продолжало молебное пение.

Молитва неоднократно прерывалась. Подъезжая на танкетке, английский офицер говорил через рупор:

- Казаки! Мы знаем, что вы храбрый народ, но, в данном случае, всякое сопротивление бесполезно. Вы должны быть возвращены на Родину!

- Лучше смерть здесь, чем муки в Советском Союзе!

Таким был один общий ответ.

            На поляне толпу продержали до 5 часов вечера, а затем, в сопровождении танкеток, разрешили расходиться по станицам. Многих уходящих поодиночке из расположения лагеря хватали и кидали в машины. На следующий день в 9 часов утра, оставшихся обессиленных отчаявшихся людей, продолжили загружать в машины и увозить в лагерь для передачи Советскому Союзу.

 

 

            Такая же участь постигла 1-ый и 2-ой Донские полки.

3 июня был подан к лагерю 2-го полка большой поездной состав. Командующий полком вахмистр приказал полку ни в коем случае не соглашаться на погрузку. Из поездного состава вышел большой конвой отлично вооруженных солдат, и 2-му полку было велено грузиться. Командующий полком заявил, что полк грузиться не будет и к Советам не поедет.

            Конвоем немедленно был открыт по казакам пулеметный огонь, причем сразу же было убито и ранено больше 100 человек. Между убитыми был и командовавший полком вахмистр. Пулеметными очередями сопротивление было сломлено и уцелевшие казаки были вынуждены последовать в вагоны. Одновременно был подан поездной состав и для 1-го Донского полка, который тоже отправили к месту передачи Советским властям. Вот таким образом была учинена расправа над казаками.

Следует отметить, что английское командование фактически присвоило ценности казаков: в первую очередь - казачью кассу (Казачий Банк), где хранились исключительно частные сбережения в общей сумме около 6 миллионов марок и столько же итальянских лир. Английская армия присвоила себе около 1000 лошадей, среди которых было много чистокровных. Около 3000 лошадей передали в другие войска или местному населению во временное пользование, еще около 1000 лошадей, признанных слабыми, уничтожили. Верблюды были застрелены, коровы зарезаны. Казаки лишились ценных личных вещей: золотых часов, портсигар и т.д.

            Жертвы трагедии этих страшных дней в Лиенце, были собраны и перевезены в лагерь Пеггец. Здесь, в углу расположения лагеря, на берегу р.Дравы, было установлено для них кладбище. Сколько жертв было погребено здесь, едва ли кто может сказать.

 

            Казаки, казачки, дети, старики, переданные в руки советского НКВД, испытали страшные мучения. Их расстреливали в лагерях при передаче и перевозке в Советский Союз, раненые и больные умирали от отсутствия человеческих условий. Те, кто не погиб при следовании в Советский Союз, были распределены по лагерям по всей стране и погибали в жутких условиях на каторжных работах на лесопилках, в каменных карьерах, в угольных шахтах.

 

            Отдельно хочется упомянуть двух людей, показавших истинное благородство офицеров, которое является эталоном для всех.

Начальник  Главного Управления казачьих Войск генерал Петр Николаевич Краснов в феврале 1945-го года передал всю полноту власти Походному атаману Доманову. Таким образом, он отошел от официального командования казачеством, уединился и занялся литературным трудом. Близкие люди советовали ему выехать из расположения Казачьего Стана, но он в такое неопределенное время, полное неизвестностей для казачества, не счел для себя возможным его оставить. Во время событий в Лиенце он вместе со всеми офицерами попал в руки англичан и был передан НКВД.

Генералы Шкуро и Фон ПаннвицГенералы Краснов и Фон Паннвиц

Начальник Казачьей Дивизии генерал Гельмут Фон Паннвиц, считавший своим величайшим отличием, счастьем и честью – право командовать Казачьим Корпусом на Балканах, после восьмидневного пребывания в руках большевиков, был вновь передан англичанам. Но он воспользоваться спасением не пожелал и решил разделить с казаками их участь до конца: "Я делил с казаками хорошее время. Теперь я хочу делить с ними плохое. Я заключил с ними дружбу на жизнь и на смерть. Может быть, я смогу облегчить их ужасную участь, взяв часть приписываемой им вины на себя." (3)

Военная коллегия Верховного Суда СССР признала фон Паннвица и  пятерых генералов – предводителей казачьего стана: Петра Николаевича Краснова, Семена Николаевича Краснова, Андрея Григорьевича Шкуро, Султана Келеч Гирея и Тимофея Николаевича Доманова - виновными и приговорила в смертной казни через повешение, которая состоялась 16 января 1947 года (4).

 

Первым, кто собрал и опубликовал материалы и свидетельства о выдаче казаков в Лиенце и других местах в 1945-1947 гг. был атаман Кубанского казачьего войска в эмиграции, казак станицы Петровской В.Г. Науменко (1883-1979).  Им были изданы в 1962 и 1970 годах два тома книги "Великое предательство. Выдача казаков в Лиенце и других местах в 1945-1947 гг.". В книге собраны исторические документы, воспоминая и свидетельства участников тех событий. Некоторые их них отбыли сроки в лагерях и через 10 - 15 лет смогли покинуть Россию. Свои воспоминания  опубликовал и Н.Н. Краснов, племянник генерала П.Н. Краснова. Его книга "Незабываемое" была издана в 1956 году в  Аргентине.

 

Науменко писал в своем сборнике: "По вопросу предательства западных союзников много говорилось и писалось; но об этом нельзя молчать, а надо говорить неустанно, чтобы человечество знало и не забывало о вопиющей несправедливости и жестокости, проявленной после окончания Второй мировой войны в отношении антибольшевиков, в том числе и казаков, стремившихся помочь своему народу освободится от ига большевиков, десятки лет уничтожающих население России, ругающихся над верой в Бога, попирающих законы божеские и человеческие, разоряющих наше Отечество". (2)

 

К 15 сентября 1945 года на одной из братских могил сооружен памятник: цементный крест с надписью на пьедестале "Погибшим  I.VI.1945 г.". Позже, силами оставшихся в живых эмигрантов, сочувствующими, благодаря поддержке Австрийского Черного Креста, был возведен памятный мемориал. Сейчас там же находится музей, который содержится за счет Австрийского правительства.

кладбище в Лиенце 

Ежегодно 1 июня казаки со всего света приезжают сюда, чтобы почтить память своих храбрых предков.

Светлая память всем жертвам этих трагических событий!

 

 Пресс-служба Некоммерческого партнерства «Организация казаков «Сибирского Казачьего Войска»

 

Источники:

1. В.Г.Науменко Сборник материалов о выдаче казаков в Лиенце и других местах в 1945 году. Выпуск № 9, с.5-6. 1955 г.

2. В.Г. Науменко Великое предательство. Выдача казаков в Лиенце и других местах. 1945-1947 гг. Нью-Йорк, 1970. Т. 2. С. 11-12.

3. 1. В.Г.Науменко Сборник материалов о выдаче казаков в Лиенце и других местах в 1945 году. Выпуск № 14, с.6. 1956 г.

4. Газета "Станица". 2004. № 2. С. 32-34.

Контакты

 г. Новосибирск, ул. 1905 года, 85/2 (вход со двора).

 Телефон: (383) 373-25-31.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.