Создано 16 Ноябрь 2015
Печать

«Станица Казанская» в Ставрополе разработала устав, способный соединить раздробленное казачество.

С превращением казачьего реестра в армию согласны далеко не все. «Станица Казанская» в Ставрополе в процессе объединения с Терским реестровым войском отказалась принимать авторитарный устав и предложила компромиссный вариант. Вышестоящим органам управления мог бы подчиняться походный атаман, курирующий государственную службу, а атаман общества зависел бы только от воли круга. В эту схему могли бы вписаться и общественные казаки.

Синтезированный устав

Противоречия между войсковыми уставами и уставами обществ, которые пытаются сохранить значение казачьего круга, можно разрешить. Попытка синтезировать документ, который бы устроил всех, предпринята «Станицей Казанской» в Ставрополе, которую не хотят включать в Терское войсковое казачье общество из-за ее самостийного устава. Она готова поменять его, но не на тот вариант, который предлагает ТВКО.

Станицу не устраивает, что вышестоящему атаману делегированы полномочия по отмене решений нижестоящих кругов.  

«Нам хотели навязать четкую жесткую вертикаль, которая нужна государству, но не позволяет развиваться обществу, – объясняют казаки «Казанской» свое отношение к уставу ТВКО. – Например, выбрали атамана, он договорился с людьми, начал развивать какой-то бизнес, чтобы общество могло финансировать свою деятельность – поездки, покупку формы. Ведь государство нам не выделяет финансовых средств. А тут приходит приказ сверху убрать атамана, и вся деятельность оказывается напрасной. Все надо начинать заново».

Даже Ставропольское городское казачье общество (СГКО), входящее в ТВКО, уже подкорректировало свой устав, ограничив власть вышестоящих. Правда, атаман Александр Журавский, недавно утвержденный указом президента России, поправки не одобрил.

Юристы «Станицы Казанской» взяли за основу устав, спущенный им из ТВКО, добавили туда поправки СГКО и собственные предложения. Получился документ, в котором синтезированы и требования субординации, и демократичность.

Суть заключается в том, что вертикаль власти для станичного общества распространяется только на его походную службу. То есть атаману района, округа и войска подчиняется не вся станица, а лишь товарищ атамана – походный атаман. Его утверждают или отстраняют за провинности вышестоящие «батьки». Именно этот человек в обществе отвечает за государственную службу казаков, а административные функции остаются за главой станицы.

«Так издревле было»

В дореволюционной России был институт наказных атаманов, но на уровне станиц сохранялись выборы, ведь в населенном пункте жили не только воины. «Были и обычные станичники, члены семей казаков, и был один атаман, который управлял и административной частью, и государственной службой, – напоминают в «Станице Казанской». – Так издревле было, и мы хотим это возродить».

О том, что реестр должен быть вторичен по отношению казачьим обществам, родовые казаки говорят постоянно. Особенно это важно для Северной Осетии, где костяк Аланского республиканского казачьего общества составляют осетины по происхождению, которые априори не могут заниматься возрождением казачьей народной культуры и традиций.

«Что такое реестровое казачество? Для нас это походная служба, – объясняет товарищ атамана общественного Терского войска Александр Кабаков. – У нас есть возрастные казаки от 18 до 50 лет, которые подпадают под требования государственной службы. Если им будет предложена какая-то служба в реестре, они будут служить государству. Для молодежи это рабочие места. Ребята там ставятся на учет, подчиняясь их атаману. У нас один казачок пошел, в пограничниках у них послужил, но сейчас нашел другую работу и вернулся к нам. Дети и старики числятся у нас в общинах. Реестры ведь на груше не растут. Воинов надо воспитывать с мальства».

В реестр, как подчеркивает Александр Петрович, приходят и не-казаки, и даже представители других вероисповеданий. Потому-то реестр можно называть казачеством, тогда как этнических казаков этим словом назвать нельзя.

– Нельзя же сказать «кабардинство» или «чеченство». Мы казаки, мы ощущаем себя как народ. Кстати говоря, нас в этом году приняли в ассамблею народов России и мы входим в комитет по этнокультурному развитию народов страны, – отмечает владикавказский казак.

К его сожалению, в Северной Осетии, как и в Ставропольском крае, власти больше внимания уделяют реестровому войску, чем общественному. Хотя общественным казакам удалось-таки отстоять свою кандидатуру на должность руководителя недавно созданного республиканского Казачьего культурного центра.

Со станицей не договорились

Но не для того государство разделило казаков на казачьи общества и объединения казаков, которые четко разграничены в Стратегии госполитики в отношении российского казачества до 2010 года и методических рекомендациях «Особенности создания и деятельности казачьих обществ в Российской Федерации» 2009 года, чтобы сейчас на полном серьезе соединять войска с общественными организациями.

Более того, как показывает ситуация со «Станицей Казанской», власти дистанцируются не только от общественных казаков, но и от казачьих обществ, занесенных в реестр, но не вошедших в войсковые общества.

Станица не просилась бы в ТВКО и не переживала бы по поводу устава, если бы Комитет по делам национальностей и казачества Ставропольского края исполнял закон «О государственной службе российского казачества». В нем сказано, что казачьи общества работают на основе договоров с органами власти, которые «вправе» заключать такие договоры.

С городской администрацией Ставрополя «Станица Казанская» заключила такой договор, а вот краевой комитет от своего «права» уклоняется.

«В договоре с администрацией города у нас четко прописано, что мы обязуемся сделать, а что город. Ставятся сроки, назначаются ответственные исполнители, а потом по каждому из пунктов, которых больше 40, мы даем отчет и можем спрашивать с администрации Ставрополя, – рассказал КАВПОЛИТу атаман станицы Борис Пронин. – Это же мы предлагаем комитету. Но он все наши просьбы уже полтора года игнорирует, на письма не отвечает. Нам говорят, что мы должны вступить в Ставропольский округ ТВКО. А где в федеральных законах это написано?»

В федеральных законах есть положения о том, что хуторские станичные и городские казачьи общества могут объединяться, но это не вменяется им в обязанность.

Впрочем, и комитет по делам национальностей заключать договоры имеет право, но не обязан. А с учетом того, что заместитель председателя комитета Александр Журавский одновременно является атаманом ТВКО, понятна заинтересованность комитета в подчинении всех реестровых казаков одной структуре.

Однако тот компромиссный устав, который подготовила «Станица Казанская», руководство войска не интересует. Его позиция неизменна: если общество вступает в ТВКО, то должно безоговорочно принять существующий устав. Фактически это ставит крест на идее объединения казаков Ставрополя, поддержанной губернатором.

При этом атаман признает несовершенство некоторых положений документа,уточнение которых уже, по его словам, рассматривается Советом по делам казачества при президенте России.

Видимо, в эту структуру, а заодно в недавно созданное Федеральное агентство по делам национальностей, и следует направить компромиссный устав – готовое решение проблем по объединению казаков и казачества, если такая цель вдруг будет реально поставлена перед органами власти.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Контакты

 г. Новосибирск, ул. 1905 года, 85/2 (вход со двора).

 Телефон: (383) 373-25-31.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.